Красный Север — [15 октября] 2011 г.

Андрей Устинов: «Ничего подобного тому, что происходило в Вологде, нигде в России не было осуществлено до сих пор»

В Вологде завершился музыкальный фестиваль классической музыки «Кружева», собравший исполнителей, знаменитых во всем мире. Программа фестиваля, превосходный отбор солистов, хормейстеров, дирижеров, хоров, ансамблей и оркестров для ее воплощения, сценарий и постановка вечера поэзии, идея двух выставок — все родилось в воображении его художественного руководителя Андрея Устинова, заслуженного деятеля искусств России, секретаря Союза композиторов России, главного редактора общероссийской газеты «Музыкальное обозрение». При минимальном количестве помощников с квалификацией, не всегда его устраивающей, он умеет добиться значимого результата.

Музыкальный фестиваль «Кружева»

Вопросы-ответы к Андрею Устинову возникали и накапливались по ходу фестиваля — в транспорте, на бегу, в антрактах и на репетициях, в гримерках. Было и два часовых разговора. Один — две недели назад, перед началом фестиваля, когда многое казалось сырым и уже почти не зависящим от его воли. Второй — на этой неделе, перед заключительным концертом эпилога, когда уже ничего из произошедшего нельзя было исправить. Но и не хотелось, честно говоря, исправлять вовсе не потому, что сил не осталось совсем.

— Каким получился третий фестиваль классической музыки «Кружева», на твой взгляд?

— В этот фестиваль был заложен такой импульс, что появилось ощущение, что делали мы его не в Вологде или Москве, а перед каким-го высоким судом, где самые взыскательные зрители, самые квалифицированные эксперты, самые элитарные критерии. И все участники фестивальных событий, мне кажется, это прочувствовали и отозвались на этот импульс. Все, что задумывали, не просто получилось, а получилось так, как и задумывали. Я могу сказать, что это ощущает каждый участник фестиваля. Мне только что позвонил отец Андрей из Москвы — с такой светлой грустью говорил о Вологде, зрителях, каждом фестивальном событии.

Андрей Устинов и Марк Дробинский
Андрей Устинов и Марк Дробинский
Андрей Устинов

Сколько детей было на выступлениях хоров в Софийском соборе, и у каждого ребенка эти концерты останутся на всю жизнь в душе. Они ранены настоящм искусством! И этого «доброкачественного» ранения не стоит опасаться.
Андрей Устинов

Впервые на наш фестиваль приехала большая группа искусствоведов, художников, священнослужителей и почитателей классической музыки из Москвы, заплатив немалые деньги за проезд, проживание в гостинице, билеты на концерты. Больше двадцати гостей фестиваля из Москвы, потому что ничего подобного тому, что происходило в Вологде, нигде в России не было осуществлено до сих пор.

— Перед прошлым фестивалем, кажется, идея организации специальных туров в Вологду на время проведения музыкального форума витала в воздухе, но тогда что-то не получилось?

— Никто и сейчас этим специально не занимался вообщето. Рассказал своим знакомым о том, что мы собираемся делать в Вологде, они — своим знакомым... Мне все равно, где я делаю фестиваль — в деревне Тютюйкино, в городе Анадыре, где вообще трудно представить музыкальную жизнь, в Новосибирске или Вологде. Зная уровень европейских фестивалей и убогость девяноста процентов российских музыкальных фестивалей, о чем вчера при тебе говорил маэстро Аннамамедов, я стараюсь делать только то, что разумею. Никогда не стал бы делать фестиваль «для галочки». Думаю, что, даже соприкоснувшись с частью фестивальной программы, связанной единым целым с огромным количеством духовных смыслов, нельзя этого не понять, не почувствовать.

Деятельность филармонии как одного из важнейших организаторов фестиваля, создала в городе такой градус духовности! Посмотри, сколько детей было на выступлениях хоров в Софийском соборе, у каждого ребенка эти концерты останутся на всю жизнь в душе. Они ранены настоящим искусством! И этого «доброкачественного» ранения не стоит опасаться.

Череповецкий хор «Воскресение» совершил чудо! Не зря Сергей Зуев говорил в подготовительный период, что перед ними поставлена высочайшая задача и ему очень трудно найти ее решение, — они решили эту задачу. Я же видел глаза хористов, которые выходили из Софии после концерта и благодарили эа приглашение на фестиваль. 3а что? Это я им должен говорить: спасибо: потрясающий хор! Изумительное прочтение Рахманинова!

На этом фестивале я впервые стал ощущать свет творческого духа, идущий от солистов, музыкантов. Это стало откликом на высочайшую задачу, которая стояла перед каждым учаотником. А зрители это поняли и приняли.

— Стали разнообразнее жанры фестивальных событий — это тоже «отклик» на сверхвысокую задачу?

— Ты же видел, что на многие концерты приходили новые зрители, молодые, наряду с нашими постоянными зрителями, которых, может быть, всего тридцать-сорок человек. В нашем фестивале в этом году появился театр. 3то вечер поэзии Маши Марковой, в первую очередь. А театр Марка Пекарского? А два фестивальных воскресенья — это же обширные театральные представления на нескольких городских площадках.

Мне кажется, до сих пор была недооценена потребность вологжан В таких представлениях, таких концертах, наполненных высоким духовным смыслом. Любое эпизодическое соприкосновение с классической музыкой — явление полезное, разумеется. Любой отдельный концерт выдающегося музыканта или коллектива — событие яркое, конечно же, но...

— ...Оно становится неким «клипом» в череде навязываемых продуктов массовой культуры?

— Противостоять отупляющей «попсе» в одиночку невозможно. Хотя и нужно это делать. Но, когда такие музыканты, художники, поэты, композиторы, которые были в нашей программе, объединяются, и результат другой, я уверен. Культурный продукт высокого духовного качества, предлагаемый зрителю на фестивале, получается в дефиците. Гго недодают зрителю. Очень хорошо, что в Вологде сохранены традиции народного искусства, которое, по сути, является частью бытовой культуры. Оно делает осмысленным быт. А высокое искусство — это то, чем ты можешь служить Богу. Это дары Богу каждого талантливого человека. Одна из картин Татьяны Ян, представленных в художественном отделе Вологодского кремля, так и называется — «Дары». О чем в ней речь? О чем история Каина и Авеля? Почему Господь принимает дары одного человека и отвергает — другого?

Дары, приносимые участниками нашего фестиваля, мне показалось, были максимально искренними и наполненными духовными смыслами. Поэтому и зрители шли за артистами, откликались и отзывались.

Финальным аккордом своеобразного жертвоприношения стал заключительный концерт 9 октября, когда в первом и третьем отделениях звучала музыка Сергея Рахманинова, а во-втором отделении — сочинения молодых современных композиторов. Нельзя делать фестиваль только демонстрацией «музейных редкостей», какими бы ценными они ни были.

— Высокая планка нынешнего фестиваля не загонит ли в тупик тебя самого, когда начнется работа над очередным музыкальным проектом «Кружева»?

— В проведении фестиваля мы получили поддержку Министерства культуры России. Не буду скрывать, с просьбой о поддержке нынешнего фестиваля мы с Сашей Гиндиным обращались к Вячеславу Евгеньевичу Позгалеву. И он поддержал наши предложения и профинансировал музыкальный фестиваль «Кружева». Мне не стыдно ни за один концерт фестиваля! Уверяю, в тех рамках финансирования мы сделали все возможное! Вместе с благодарностью за внимание к классической музыке мы передали главе региона и свои предложения по дальнейшему развитию филармонической деятельности в Вологодской области, коль уж так плодотворно наше сотрудничество. Как все будет в следующем году? Мы предполагаем, а Господь располагает. Как пройдет следующий фестиваль «Кружева», будет зависеть от многих факторов, в том числе и от поддержки властей.

Беседовал Алексей КОЛОСОВ

Череповецкий камерный хор ВОСКРЕСЕНИЕ

Концерт в Софийском соборе зрители, среди которых большинство — дети, запомнят на всю жизнь. /Фото автора/