Речь — [17 мая] 2007 г.

В канаде хорошо, но холодно... поют

Череповецкий хоровой дирижер Сергей Зуев — о канадском хоре, канадском зрителе и канадском индейце

Юрий Клаз и Сергей Геннадьевич Зуев
Юрий Клаза (слева) и Сергей Зуев в канадском Торонто. Самое большое впечатление у череповецкого дирижера осталось от Ниагарского водопада. «Мы остановились в отеле у водопада. Красотища необыкновенная. Представляете, ночью его подсвечивают».

«Знаете, чем в Канаде отличаются коттеджи учителей от всех остальных?» — загадка от художественного руководителя и дирижера череповецкого камерного хора «Воскресение» Сергея Зуева, на днях вернувшегося из северной страны — соседки США. «У учителей бассейны больше», — сжалился он наконец над моими мучениями. Битый час преподаватель училища искусств рассказывал о прелестях заморской жизни, сыпал эпитетами по поводу Ниагарского водопада. А на фразу «Я бы в жизни не мог там жить» и ее объяснение ушло не больше двух-трех минут, бассейн — штука хорошая, но не в нем, оказывается, плавает счастье.

Формальным поводом к посещению канадского Виннипега послужило обещание, данное учителю петрозаводской консерватории Юрию Клазу. За семь лет эмиграции легендарный преподаватель и дирижер карельского хора собрал под свое крыло пять местных хоров, включая большой профессиональный, любительский и церковный, и обзавелся трехэтажным домом в хорошем районе Виннипега. Двум своим ученикам, череповчанину Сергею Зуеву и петрозаводчанину Евгению Гурьеву Юрий Клаз «вручил» свой любительский хор. Целое отделение большого концерта Зуев и Гурьев по очереди дирижировали домохозяйками, адвокатами, посудомойками и водопроводчиками, Три репетиции, переводчиком на которых работал Юрий Клаз, — и на сцену. «Я дирижировал примерно в десяти произведениях. Среди них сложнейшие — «Зорю бьют» и «Любовь святая» Свиридова. Да еще на русском языке», — удивляется Сергей Зуев. Канадцы с легкостью поют по-нашему (несколько недель не выпускали наушники с русской музыкой из ушей), правда, с некоторой холодностью. «Механически получается, как-то без души. Сопереживание, система Станиславского — это, по-видимому, наше достояние и наша особенность», — считает худрук «Воскресения». Концерт прошел удачно, слушатели кричали «браво» и неистово хлопали. «Мне рассказывали, что канадская, как и американская, впрочем, публика очень откровенна. Если нравится — шумно аплодирует, если нет — наоборот. К ним недавно Лучано Паваротти приезжал и что-то был не в голосе — освистали».

Общий уровень музыкального образования в стране черепоечанина поразил — каждый житель в обязательном порядке умеет петь и играть на каком-нибудь инструменте. Учитель музыки — одна из самых уважаемых и высокооплачиваемых профессий в Канаде; дабы устроиться на работу в школу, требуется не менее десяти лет просидеть за университетской партой. Общий уровень высок, вместе с тем больших личностей в тамошнем музыкальном искусстве совсем немного. «Наш хор, думаю, произвел бы там фурор», — несколько замысловато отвечает Сергей Геннадьевич на вопрос о том, не собирается ли после возвращения домой стричь своих «воскресенцев» под одну «канадку».

Любители в Виннипеге, где на 640 тысяч человек 200 хоров, неприкосновенный класс, потому что они платят деньги — сто сорок долларов в год. «Я видел, как они стараются, и их уровень довольно неплохой, но иногда достаточно выгнать пару человек из хора, и партия зазвучит иначе. Клаз этого сделать не может — нет рычагов, — удивляется Сергей Геннадьевич. — Парадокс: человек дирижирует хором, но почти ни на что не имеет права». Мало того, дирижер не может высказать хористу свое неудовольствие, а естественная, казалось бы, просьба помолчать во время исполнения того или иного фрагмента вызовет обиду и неизменно развяжет «заткнутый рот», но уже в другом месте. «Дирижера после таких жалоб обязательно вызовут на ковер, то есть на ланч, где все популярно объяснять», — рассказывает Сергей Зуев. Канадская демократия в действии бросается в глаза буквально на каждом шагу: поймали за курением в общественном месте, включая улицу, — штраф и тюрьма. Везешь пиво или, не дай бог, еще более многоградусный алкоголь в салоне авто — тюрьма и штраф. Зато местные индейцы (в Канаде их вежливо называют first people — «первые люди») живут привольнее всех: в большинстве своем не работают, живут на государственные пособия, каковой факт и празднуют круглые сутки одуряющими сознание жидкостями и порошками. Попробуй погляди на них косо или упрекни в чем — и ржавые томагавки «первыми людьми» немедленно будут выкопаны, а скальп с вас снимет лояльный ко всевозможным меньшинствам суд.

К сожалению, ответного жеста, как было обещано, от Юрия Клаза не последует — переговоры о приезде в ноябре этого года учителя на празднование 15-летия «Воскресения» зашли в тупик. Уехав в свободную страну. Юрий Клаз ее, свободу, потерял — в Череповец его не отпустили управляющие одного из хоров.

СЕРГЕЙ ВИНОГРАДОВ